Паша очнулся, он был связан по рукам и ногам, сидел у стены на полу с кляпом во рту. Голова была мокрая. Карликов было уже пять, пятый был ещё меньше ростом, волосатый мордатый плотный дядька. Паша ничего не мог понять, - что происходит? Пятый сидел на ковре к нему боком, спиной к окну. Водка и закуска была не тронута, видимо они разговаривали всё это время.

Карлики не обращали никакого внимания на Пашу, раскладывали куски жареного мяса по тарелкам, как-будто его вообще здесь не было.
Самый тощий карлик поднялся, подбежал к стулу, стоявшему у серванта, взобрался на него, открыл створку и, достав стакан, бросил его товарищам. Один из них ловко поймал его. Тощий стоял на стуле и, почти не глядя, бросал стаканы. Карлики ловко их ловили. Ни один стакан не упал. Тощий взял свой и спрыгнул со стула так, как спрыгивают дети. Паша был в шоке, - что за клоунада?
Коренастый взял бутылку водки и, откупорив её зубами и шумно выплюнув пробку, разлил всю по стаканам.
Карлики молча, не глядя в сторону Павла, чокнулись и молча опорожнили стаканы. Стали закусывать.
Они хрустели солёными огурцами так смачно, что Паше самому захотелось.
Коренастый взял волосатой рукой вторую бутылку, также, зубами откупорил её и разлил по стаканам. Молча чокнулись и выпили.
Закусив, карлики прилегли на пол и стали рассматривать Пашу. Они с интересом рассматривали его маленькими круглыми глазками, почти не моргая. Паше стало не по себе.
Коренастый поднялся, подошел Паше и присел перед ним на корточки.
-Ну что, друг, удивлён? - спросил он.
-М м м мм.., - зло промычал Паша.
-Мы твои родственники, - сказал коренастый, и засмеялся. Паше ударил в нос запах водки. Коренастый смеялся пьяным смехом, и все карлики тоже начали смеяться. Паша понял, что смеются они над ним. До слёз было обидно. Он, такой большой и здоровый мужик, лежит связанный, с кляпом во рту, а эти клоуны-маломерки потешаются над ним.
-Мы твои родственники, - еще раз повторил коренастый серьёзным тоном. Паша удивленно посмотрел на него.
-Помнишь, как тебе пальцы Гена оттяпал? Мы и есть эти твои пальцы! - гордо сказал он.
Паша зло посмотрел на его пьяную морду.
-Козёл, чего мелешь? - подумал Паша.
-Я не козёл, - сказал коренастый, заглянув Паше прямо в глаза- да, ты не заморачивайся на этот счет, не бери в голову, это я тебе так просто, как информацию о нашем происхождении, рабоче-крестьянском, донёс, - сказал коренастый и заржал.
-Прими, как данность, - он похлопал Пашу по щеке, своей волосатой рукой с короткими пальцами, похожими на бутылочные пробки.
Ноги и руки у Паши затекли. Он немного пошевелился.
-Если будешь молчать, выну тряпку изо рта, - сказал коренастый, нагнувшись над Пашей. Паша кивнул. От этой тряпки во рту хотелось блевать. Коренастый осторожно вынул тряпку волосатыми пальцами. Паша сплюнул и хотел было что-то сказать, но коренастый приложил палец ко рту, - Тс! Тихо!
Воцарилось молчание. Карлики смотрели на Пашу довольно дружелюбно. Паша тоже начал их рассматривать более подробно. Это были уже взрослые мужчины средних лет, только маленького роста. Только сейчас Паша заметил, что одеты они были в его, перешитую, одежду.
- Не думай о нас плохо, мы не преступники и не идиоты, мы твои пальцы! - сказал коренастый, все кивнули.
-Это, как это? - спросил Паша.
-Да, ты не вникай, я говорю, не бери в голову, природа полна тайн и загадок, например, тайну Бермудского треугольника ещё никто не разгадал, так и наша тайна останется тайной, - сказал коренастый и усмехнулся.
-Мы тебя заждались, надоело дома сидеть. Днём выйти не можем, документов у нас нет, заметут! Давай знакомиться! - продолжил коренастый, - я, твой Большой палец.
-Это, - он указал на тощего, - Мизинец, этот умник - Указательный, этот, с глупой рожей - Безымянный, этот долговязый, сам понимаешь, - Средний. По ходу дела узнаешь нас лучше. Ну, а тебя мы знаем, как отца родного, - Большой засмеялся и все засмеялись. Паша тоже усмехнулся.
-Теперь, мы - одна семья, - продолжал Большой.
-Развяжите меня, - сказал Паша.
-Нет, пока ты не примешь нас за своих, не развяжем, - ответил Большой, - пойми, мы тебе не враги, а очень даже наоборот. Чтоб ты нам поверил, расскажу тебе твою жизнь, от и до.
И Большой начал рассказывать. Он говорил о Пашиной жизни так, как-будто это была его жизнь. Все слушали, иногда карлики дополняли рассказ Большого, комментировали, иногда смеялись.
Прошло два часа. Большой закончил. Паша сидел, задумчиво глядя в окно. Вся его жизнь, все его мысли, все желания и надежды были как на ладони. Большой озвучил даже то, о чем Паша сам боялся думать. Странно было слушать этот рассказ, да и не рассказ это был, а исповедь, всё, как есть, без утайки.
-Ну, поверил? - спросил Большой.
Паша посмотрел на него.
-Мы твои друзья и сделаем для тебя всё, что в наших силах. Это цель нашего существования - осуществить все твои надежды и желания. Это не просто будет сделать, мы не волшебники, придётся потрудиться, и тебе, и нам. Нам много не надо, так, только жить рядом с тобой, иметь маленькие человеческие радости, и только, - Большой замолчал.
Паша оглядел комнату, она была убрана, везде было чисто, ни пылинки, ни соринки. Все карлики смотрели на него.
-Допустим, я поверю в этот бред и соглашусь, - ответил Павел.
Большой взял третью бутылку, откупорил, налил стакан до краёв и поднёс к губам Павла, - выпей, не бойся, через год мы чуток подрастём, справим документы, устроимся на работу, будем жить-поживать, да добра наживать! - Большой хитро улыбнулся.
-Пей!
Паша выпил. Большой дал ему закусить огурец из своих рук, налил ещё, Паша выпил второй стакан, закусил. Тепло мягко растекалось по телу. Голова медленно кружилась.
-Поспи, Павлик, - сказал Большой и погладил Павла по голове.
Паша закрыл глаза и скоро уснул. Ему снилось, что он лежит на синем лугу, раскинув руки и ноги, и смотрит, как две красные птицы парят в сиреневом безоблачном небе, иногда взмахивая широкими красными крыльями.

продолжение следует...