Две недели в больнице пролетели для Паши незаметно. Он лежал в одной палате с Димой, своим новым знакомым. Дима был бульдозеристом, тоже работал на стройке, сломал ногу, когда неудачно выпрыгивал из кабины своего бульдозера. Он был компанейским, словоохотливым парнем. С ним Паша быстро забыл свои грустные мысли.

-Чего, собираешься делать после выписки? - однажды спросил Дима.
-Не знаю, каменщиком, уж точно не смогу работать, - ответил Павел.
-Тебе учиться надо, получишь диплом какой-нибудь и нормально устроишься, Москва большая.
-А сейчас на что жить? Работу наверняка дадут, только какая теперь будет зарплата, рублей шестьдесят?
-У меня есть один друг, познакомлю, может сможет помочь на первых порах.
-А, он кто?
-Абхазец, привозит мандарины из Абхазии, ну, сам понимаешь, левак. На рынках примерно двадцать процентов всех мандаринов через него проходят.
-А если загребут?
-С бумагами все нормально, чудак, кооперативный товар, - подмигнул Дима.
-Ты у него работаешь?
-Раз в неделю развожу товар по рынкам.
-У меня прав нет.
-Тебе и не надо, он меня недавно спрашивал, есть ли смышленый парень на примете?
-А что делать?
-Дело он тебе найдет, обижен, точно, не будешь.
-Ладно, посмотрим.
Больше они с Димой на эту тему не говорили. Да и говорил всегда все больше Дима, а Паша только слушал. Время в больнице проходит однообразно и скучно. После завтрака, обычно, играли в домино или карты, курили на балконе. Одно развлечение - молоденькие медсестры. Познакомились и целыми днями прикалывались. Одна из медсестер была та самая Маша, которая ухаживала за ним сразу после операции, другая Зина, маленькая шустрая егоза. Дима, хоть приударял за Машей, спросил однажды, - слушай, Паш, тебе Машутка нравится?
-А что?
-Она на тебя глаз положила, точно.
-Да ладно, она с тобой все время щебечет.
-Ага, а глазеет всю дорогу на тебя. У меня глаз на это дело наметан.
Маша действительно понравилась Павлу, он часто смотрел, как она работает, как заботливо ухаживает за больными.
-А, ты?
-За меня, не волнуйся, Машка мне все равно не даст, а Зинуля сама подмигивает. Так что, действуй смело.
-Ладно, посмотрим.
-Посмотрим, посмотрим, смотри счастье своё не просмотри.
Счастье, счастье, а что это? - Паша задумался. Уже год, как он встречался с Нинкой, часто ночевал у неё в общаге, пока не снял квартиру. Спать спал, но жениться не хотел на ней, последнее время часто стали поругиваться, Нинка злилась и ревновала. А когда его назначили бригадиром, их отношения и вовсе разладились, многие девчата на него стали сами вешаться. И Паша немного обнаглел, особенно, когда денег стало хватать и он снял квартиру. Он мог запросто прижать на работе какую-нибудь "шпаклевку", так называли маляров-девчонок на стройке, и весёлая ночь была обеспечена.
Пашу выписали раньше Димки, они обменялись адресами и телефонами. Договорились встретиться, когда Дима выпишется. С Машей тоже было все хорошо, хоть ни разу не поцеловались, симпатия между ними возникла и Маша сама дала Павлу телефон общежития, где она жила, когда он пришел к ней прощаться.
Паша вышел из больницы на улицу, документы были у него на руках, и он сразу поехал на вокзал, купил билет и уехал на родину, в свою деревню. Уехал для того, чтобы забыть поскорее, все несчастья, которые он сам себе устроил. Только от себя, от своих мыслей не убежишь. Всю дорогу Паша ехал в одиночестве, хоть соседи по вагону приставали и с картами, и с выпивкой. Когда Павел вышел на своем полустанке, все старые воспоминания нахлынули и унесли в забытую деревенскую жизнь.
-Ну, что же, начнем всё сначала, - подумал Павел, посмотрев в след уходящему поезду. И подхватив здоровой рукой чемодан, зашагал к телегам, которые стояли на переезде и ждали пока пройдёт поезд.