Глава 1

Красный туман заволакивал всё вокруг. Дышать становилось труднее. Во рту ощущался горький привкус. Стив сжимал лопату обеими руками.
- Допрыгались,- сказал Алекс. Стив молчал, его русые волосы прилипли ко лбу. Он порывисто дышал.
Рукавом рубашки я вытер пот со лба. Надо было что-то делать.
- Шанс может у нас и есть,- с сомнением произнёс Алекс, вытирая руки о куртку.
- Что?- прохрипел Стив.
- Надо сматываться подальше от этой чертовщины,- сказал Майк. - хотелось бы узнать, что здесь произошло, но вряд ли это пойдёт нам на пользу.
- Да, надо смываться,- сказал я, - только как?
- Я этим и занимаюсь,- сказал подошедший Нэт, - во дворе за домом стоит грузовик, попробуем его завезти.
- Мы с Нэтом пойдём его заводить, а вы пока соберите наши вещи,- сказал Алекс.
- Что случилось с этими людьми, как думаешь? - спросил Майк, кивнув на трупы людей, лежащие на дороге.
- Кто знает? Лежат в страшных позах, предсмертная агония так исказила лица, что ночные кошмары нам обеспечены. Судя по всему, всех настигла смерть почти одновременно. Но красный туман, не причём. Мы им дышим и живы. Значит, причина смерти другая, - ответил я, оборачиваясь на шум.
За домом раздались звуки заработавшего мотора. Подхватив сумки, мы рванули за угол к машине.
- Быстрее, прыгайте в кузов,- крикнул Алекс.
Упрашивать нас не пришлось, через минуту мы были в кузове. Грузовик рванул с места, выплюнув из своих внутренностей клубы чёрного дыма. Мы мчались по затянутым красным туманом улицам. На тротуарах то справа, то слева лежали окровавленные трупы жителей городка.
На окраине туман был не таким густым, а через четверть часа уже дышали чистым горным воздухом.
Дорога шла в гору, и из кузова был виден город, окутанный красным туманом. Я, Стив и Майк сидели в кузове, тряслись на каменистой дороге и смотрели, как этот ужасный кровавый городишко становился всё дальше и дальше.
- Нам повезло, - сказал Майк.
- Если выберемся, то да, повезло, - ответил Стив.
- Главное сделано, - сказал я.
Когда выехали на шоссе, автомобиль прибавил скорость, и свежий ветерок быстро высушил наши мокрые от пота рубахи.
- Жаль девчонок, - сказал Стив.
- Кто мог предположить, что эта поездка обернётся для них смертью, а для нас кошмаром, - ответил я, - если бы не тот проклятый грузовик, я даже не успел им крикнуть, чтобы они отбежали.
- Да, скорость была приличной, - сказал Майк, - жалко, Эрика была такая нежная, милая. Так забавно моргала своими белыми ресницами. Меня колотит всего, как только я вспомню, как она погибла под колесами этого грузовика.
- Случай помог нам выжить, думаю, не стоит говорить о том, что мы были в городе. Подъехали, увидели трупы и вернулись, - сказал я.
- А наши машины? – сказал Майк, - их найдут.
- Угнали обезумевшие жители, - сказал Стив.
- Подтвердить или опровергнуть всё равно никто не сможет, живых мы не видели, - сказал я.
- Кто-то ответит за этот кровавый кошмар, - зло сказал, Стив и постучал по крыше кабины.
Машина остановилась.
- Что случилось? – спросил, высунувшийся из кабины Алекс.
- Надо спрятать фотоаппарат, - сказал Стив.
- Хорошо, за поворотом стоянка для отдыха, остановимся и спрячем, - ответил Алекс.
Немного передохнув, и надёжно спрятав фотоаппарат, двинулись дальше. Вскоре нас остановил военный патруль, после осмотра врачей и формальностей с опросом нас отпустили, через два часа мы были уже в гостинице городка Ньюблекпур.
Кошмар закончился. Так думали мы, но....

Прошло четыре года. 
Мы все жили в разных городах. Редко встречались, иногда перезванивались и понемногу стали забывать о городке Бриджстоун и красном тумане. Я работал в архитектурной студии «Форест», год назад у меня появилась любимая девушка, Энн Чипман, она безумно нравилась мне. 
Она приехала из Великобритании и работала в лаборатории университета. Дела мои шли хорошо. Сегодня особенно! Большая полугодовая работа над проектом закончена! Архитектура моя страсть. В детстве ходил в художественную школу, постепенно увлечение стало второй профессией.
Я сидел в своём кабинете, делал эскизы и думал об Энн, о нашей свадьбе, которую мы планировали в следующем году. - Джулиан, простите, что отвлекаю,- сказал Монтелли, мой шеф-директор, просунув голову в дверь, - мне кажется, что я уже видел этот вариант планировки.
- Да, это один из первых вариантов, только расширены улицы и немного по-другому спланирован центр. Думаю, что это самое удачное решение, первое всегда самое удачное.
- А главное, оптимальное,- сказал Монтелли, - предлагаю обсудить этот вариант на совете директоров. Он мне определённо симпатичен. В пятницу внесу его на обсуждение в повестку ближайшего заседания совета.
- О’кэй!
С большим облегчением я шел домой. После утверждения проекта можно будет попросить отпуск на несколько дней, провести их с Энн. Она будет рада пожить недельку в каком-нибудь уютном местечке, моя фантазёрка!
На следующий день, в коридоре, меня догнала Мэри, наш секретарь, - Джулиан! Вам письмо из министерства обороны. Сунув мне письмо, она поскакала дальше по коридору, порхая расстегнутым пиджачком, как бабочка крыльями.
- Это что за новости, какое дело до меня министерству обороны? Пентагон надо переделать в Гексагон?- бормотал я, разрывая конверт из желтой плотной бумаги. Усаживаясь в своё кресло, развернул письмо. В письме была только одна фраза, заставившая меня задуматься, она гласила: - "Уважаемый мистер Джулиан А., прошу Вас прибыть 14 марта 2010 года к 12-00 по адресу: …, офис 2217 по вопросу государственной важности. Полковник Д. Хопкинс", - «Какого черта им надо? Надо звонить шефу.»
Совсем недавно я стал руководителем отдела перспективных разработок, и, честно сказать, с удовольствием усаживался в своё огромное коричневое кожаное супер - кресло с массивными подлокотниками, с набором всевозможных функций: от вентиляции и массажа до автопокачивания. Но сейчас мне казалось, что я сижу на стуле-монстре, затаившемся и готовым порвать меня в любую минуту. Слава богу, раздался звонок, и Монтелли пригласил меня к себе. Аккуратно свернув письмо, я вышел из кабинета.
- Супер, - думал я, идя по коридору - полковник Хопкинс! Смешная фамилия.
Неприятный холодок гулял по позвоночнику. До 14 марта оставалось 5 дней. Дверь в кабинет Монтелли была открыта.
- А, Джулиан, привет! Заседание назначено на 16 марта,- проворковал Монтелли своим приятным баритоном.
- Хорошо, буду готов!
Два дня пролетели в суете по подготовке проекта к презентации. За результат я был спокоен. Лучшего варианта, чем мы предложили, просто не могло быть.
Двенадцатого утром позвонил Билли Остерн из отдела маркетинга.
- Привет, старик! Не хочешь сегодня вечером немного выпить? - Билл был известный охотник за девушками. Мы подружились два года назад, когда случайно выяснили, что ухаживаем за одной и той же блондинкой с 24-го этажа.
- Не знаю, устал немного, у меня 16-го презентация проекта.
- Старик, брось! Немного виски ещё никому не помешали провести презентацию. Расслабимся немного!
С тех пор, как мы познакомились, Билл взял моду рассказывать мне о своих похождениях, о девчонках, клюнувших на его уже не новую "удочку". Это меня давно достало, но Билл был единственным человеком в нашем офисе, с которым у меня сложились достаточно неформальные отношения. А я ценил это больше, чем приторную вежливость других сотрудников. Занудные сказки Билла о его любовных приключениях я просто пропускал мимо ушей, тем более, что сюжет был всегда почти один и тот же, да и Билл не очень-то парился из-за моей невнимательности.
- Хорошо, в 21-00 в баре, - ответил я.
Вечером, когда я зашел домой принять душ и переодеться, у двери нашел конверт, лежащий адресом вниз. Консьерж Джимми всегда кладет конверты адресом вниз. Письмо было от Александра Болдуина.
- Александр Болдуин, кто это? О, господи, это же Алекс! - я быстро разорвал конверт.
Письмо было коротким
«Здравствуй, Джулиан! Буду краток. Наверняка ты уже получил письмо из министерства обороны. Тебя просят придти из-за известных событий в июле 2006 года в Бриджстоуне. Ничего не кончилось. Будь осторожен. Мы попали в чью-то большую игру. Вот мой электронный адресЭтот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.. Сбрось с чужого компа три слова "Я тебя помню". Мы свяжемся с тобой. Письмо сожги. Твой Алекс Болдуин.»
На следующий день, вернувшись с работы, я заметил, что дверь моей квартиры не заперта. С чувством беспокойства я открыл её. Всё было перевёрнуто вверх дном. В компьютере дыра вместо жесткого диска ....
-Даа-а, многообещающее начало! - произнёс я вслух
- Вот именно!- раздался голос из кухни. Через секунду в комнату вошел Нэт.
- Привет, Джулиан! - сказал Нэт таким тоном, как- будто мы расстались только вчера.
- Здравствуй, Нэт, что происходит?
- Кому-то не даёт покоя наше счастливое спасение в 2006 году, я полагаю. Кто-то уверен в том, что мы слишком много знаем.
- Кому?
- Алекс, как раз пытается это выяснить. Одно я знаю, точно, Майк пропал через несколько дней после визита в канцелярию министерства обороны. Его распрашивали о нашей поезке в Бриджстоун. Намекали, что всё может плохо кончиться для него, если он не расскажет правду. Спрашивали, были ли мы в городе на улице Питерсона в доме 167. 
- Что говорит полиция о его исчезновении?
- Объявлен розыск.
- Как он пропал?
- На второй день после визита к военным ушел на работу и не вернулся.
- Но, Майк почти ничего не знал о том, что там произошло.
- Знал, не знал, а Майка нет, и где он никто не знает.
- Да-а. И что делать?
- Ждём весточки от Алекса, а пока уходим, не стоит рисковать, у меня здесь друзья, переночуем у них. Давай, Джулиан, поторопись. 
- Шутишь?
- Не до шуток.
- Бред какой-то. Хорошо идём, только возьму всё самое необходимое.
Через 15 минут мы уже ехали в такси к знакомым Нэта.....
В такси ехали молча, также молча ехали в подземке. Я думал об Энн, - «Не стоит пока её беспокоить, тем более что ничего страшного не случилось. Ребята нагнетают. Однако, стоило быть более внимательным, а то я немного расслабился последнее время. Улица Питерсона дом 167, этот адрес был мне хорошо знаком, там было неофициальное представительство компании «Д-ЭНКО». Оно и было целью нашей поездки в Бриджстоун тогда, в 2006 году. Секретные материалы по «красному туману» были у одного из сотрудников компании, с которым удалось договориться Алексу об их продаже. Но когда мы туда попали, там уже творился этот кошмар. Как сказал Алекс, информацию получить не удалось. Или всё-таки она у кого-то из парней? Если это так, то действительно не до шуток»
- Скоро придём, - сказал Нэт, когда вышли из подземки на улицу, - мои друзья не знают о том, что с нами случилось.
- Хорошо, я понял, держу язык за зубами. А кто они?
- Активисты зелёного движения «Зелёный Лес». Это движение за сохранение лесов.
- Смешно. А когда Алекс подаст весточку?
- Сегодня переночуем у моих друзей, а завтра утром уйдём и свяжемся с Алексом. 
- Мне надо предупредить в офисе, что меня не будет, 16-го у меня должна быть презентация проекта. 
- Сделаем это завтра утром, а сегодня никаких звонков лучше не делать. Твою презентацию кто-то может провести вместо тебя, если потребуется?
- Вообще то, да.
- Тогда завтра постарайся решить эту проблему. По крайней мере, пока мы не проясним ситуацию, надо быть осторожнее. Мы же ни в чём не виноваты, мы были лишь свидетелями кошмарных событий, сами не понимая каких.
- Я иногда просыпаюсь ночью просто в холодном поту.
- Да, такое количество трупов я видел только в кино, - сказал Нэт, покачав головой, - Ну вот, мы пришли. Ни слова больше об этом.
Дверь нам открыла маленькая девушка неопределённого возраста, с заспанными зелёными глазами в ночной пижаме в зелёный горошек. 
- Привет, Лулу,- сказал Нэт.
- Привет,- ответила Лулу, впуская нас в квартиру, - раздевайтесь. Кофе хотите?
- Лучше виски.
-Бутылка в холодильнике, стаканы в шкафу. Вот ваша комната, - зевая, сказала Лулу и показала на дверь. Кухня справа, душ, туалет слева. Я пошла спать. Пока.
- Пока, - ответил Нэт.
Бутылку мы опорожнили в два глотка. Заснуть удалось лишь под утро. В полузабытьи прошло часа три, пока не раздался голос Нэта над ухом, - вставай, Джулиан! Вставай!
- Да, да, встаю. Чего так рано?
- Вставай, надо уходить, машина ждёт.
Было около 8 утра, когда мы вышли из подъезда. Дождь хлестал по мостовой, взлохмачивая лужи большими лопающимися пузырями. Я оступился и чуть не растянулся на тротуаре. Нэт едва успел подхватить меня.
- Это кино? - спросил я.
- Да, комедия, только почему-то не хочеться быть в ней клоуном, - ответил Нэт.
За углом стоял лимузин. Мы сели. Шофёра я не знал. Ехали молча. За окном проносились темные витрины магазинов. Дождь заливал стёкла машины. Нэт дремал. Машина свернула на загородную магистраль и прибавила ход. Примерно через двадцать километров свернули на грунтовую дорогу. Тряхнуло, Нэт проснулся, протёр глаза.
- Подъезжаем,- сказал водитель.
За плотной стеной дождя показались дома, какие-то постройки с оградой, похожей на загон для скота.
Мы вышли, лимузин бесшумно развернулся и исчез за пеленой дождя. Мы перешли по мостику через дренажную канаву и подошли к дому.
- Нас ждут,- сказал Нэт, открывая дверь.
В доме за длинным, узким столом сидели Стив, две девушки близняшки с чёрными вьющимися волосами и седой мужчина лет шестидесяти в потрёпанной джинсовой куртке.
- Наконец-то, - сказал Стив,- раздевайтесь. Берта налей что-нибудь гостям.
Одна из девушек поднялась со стула, поставила две разные чашки рядом на стол и включила электрический чайник. Потом она села на место, не говоря ни слова.
- Ну, что? Обсудим наши проблемы, - сказал Стив, - рад видеть тебя, Джулиан.
- Я тоже, - ответил я.
- Итак,- продолжил Стив,- мы думали, что всё случившееся с нами четыре года назад ушло безвозвратно в прошлое. Оказалось, нет, не ушло! Причина только одна, видимо всплыли факты, о которых никто не должен был знать. Хоть мы и сказали тогда, что не въезжали в город и свернули, как только увидели красный туман, кто-то сейчас усомнился в этом. Думаю, нам грозит опасность.
- Где мы? - спросил я.
- Вы у меня дома,- ответил седой мужчина, - меня зовут Джон, а это мои дочери Берта и Элизабет.
Девушки молчали, смотрели на меня большими чёрными глазами и моргали большими чёрными ресницами.
- Я, Джулиан, - представился я.
Девушки поморгали своими ресницами и назвали себя.
- Я был у военных, - сказал Стив, - вопросы были всё те же, только мне кажется, что это были не военные.
- Мне тоже так показалось, когда я был у них, думаю это спецслужбы, - сказал Джон, - я немного знал Майка Эванса, вашего друга, и, похоже, что его пропажа не их рук дело. Спецслужбам это ни к чему. Они могли просто арестовать его. 
- Мы добропорядочные граждане, имеющие счета в банках, собственность, какое-то положение. Мы предсказуемы и можем обратиться в суд. Большее, что с нами можно сделать - это взять подписку о неразглашении государственной тайны, тем более, Майк знал меньше всех. Он практически не вылезал из машины, - сказал я
- Последнее время он часто выпивал и мог сболтнуть что-то лишнее, - сказал Стив.
- Возможно, - сказал Нэт, - тем не менее, надо выработать какой-то план действий.
- Думаю, что кто-то должен контактировать с властями. Наверное, это должен быть, Алекс, - сказал Стив, - остальным лучше немного пожить там, где нас никто не найдёт. Ситуация странная.
День прошел тупо. Говорить было не о чем. Читал книгу. Еле дотянул до ужина.
- Предлагаю лечь спать, а утром решим, что нам делать, - сказал Джон, собирая посуду со стола.
Утреннее нежное солнце разбудило меня. Внизу слышался девичий смех, пахло деревом, мятой и ещё чем-то горьковатым и незнакомым. «Как давно я не отдыхал, - подумал я, - еще два года работы и поеду на полгода в Австралию к матери. Как там мои сестрички поживают?». Такие мысли посещали меня и раньше, но сейчас этого хотелось, как никогда. Солнышко скрылось, редкий дождик застучал по крыше. Под одеялом было тепло и немного влажно, вставать не хотелось.
На лестнице послышался звук шагов, и показалась голова Алекса,- Привет, Джулиан! Рад тебя видеть! Подъем! Завтрак через полчаса.
Я махнул рукой,- Привет! Встаю.
Когда я вошел в гостиную, все были в сборе, мужчины сидели за столом, девушки на старом диване.
- Во-первых, Джулиан, позволь представить тебе Джона и его дочерей, - сказал Алекс.
- Мы вчера познакомились.
- Они так же, как и мы были тогда, четыре года назад в долине. Им удалось выбраться так же, как и нам. Они жили в Бриджстоуне. Жена Джона погибла. Джона и девочек в то время, когда началась трагедия не было в городе, их нашел военный патруль на окраине города.
- Да, нам повезло, если так можно сказать, - сказал Джон, - но я до сих пор не могу оправиться от удара, каким стала для меня смерть жены. Для меня наступило время печали. Джон смахнул рукой слёзы.
- Сочувствую вам, - сказал я.
- Мы уже позавтракали, твой завтрак на столе. Подкрепись и отправимся. Вернее вы отправитесь в то место, где вас не смогут найти, а я обратно в город к моим высокопоставленным друзьям. Они мне звонили - есть информация для нас, - сказал Алекс, надевая куртку.


Горная дорога порядком утомила. Десять часов почти без остановок. Тошнило. Ещё два часа еле ползли по серпантину. Наконец автобус выехал на плато. В свете фар мелькали деревья. Остановились у тёмного большого дома. Выходили медленно, разминая затёкшие спины. В мёртвом свете луны, окна дома казались глубоко вдавленными пустыми чёрными глазницами. Было невесело. Все молчали.

В доме нас ждали. Две женщины, молча, приняли наши вещи. Длинный стол, накрытый бумажной скатертью, был заставлен посудой. Без лишнего шума и разговоров поужинали, пошли спать.
Утро вонзилось в сон, как топор в полено, с треском. Стив рубил дрова. Поленья потрескивали в костре. Плечи Стива блестели на солнце. Стив наслаждался, поигрывая мускулами, раскалывал короткие поленья. Джон заправлял костром. Элизабет и Берта готовили мясо для барбекю.
"Утреннее солнце, чистое небо, милые молодые девушки, горные вершины в лёгком тумане, запах костра и мяса!" - От предвкушения удовольствия засосало под ложечкой. "Классно!" – думал я. 
Появился Нэт с большой бутылью в плетёной корзине, - Красное вино! Накрыли на поляне, у дома.
Мясо удалось на славу. Всё было, как в сказке. Все лежали на траве. Девчонки хихикали. Хозяйки дома деликатно отказались участвовать в нашем пиршестве. Их голоса изредка доносились с боковой веранды.
- Итак, Алекс скоро будет, он что-то раздобыл - сказал Стив, - а пока предлагаю восстановить всю картину произошедшего с нами четыре года назад, и попробовать проанализировать те события и может в чём-то разобраться. Схожу только за тетрадкой и ручкой. А вы пока мяса зарядите, вино еще осталось.
Я невольно мысленно унёсся в прошлое. Было такое же солнечное утро. Алекс заехал за мной на своём старом джипе. По дороге захватили Эрику, Маргарет и Эмми. Эрика села впереди, Маргарет села справа, а Эмми слева от меня на заднее сиденье. Всю дорогу они тормошили меня, щипали, дергали за уши, если я не успевал кому-то из них ответить. После колледжа мы не виделись, и их вопросам не было конца. Мы учились вместе, пока я не перевёлся в другое место. Они, не переставая, трещали мне в уши. Остановка была благословением! Взъерошенный, с чугунной головой и ватой в ушах я вывалился из машины. Благодарностью мне были два долгих поцелуя от каждой. Увидев Салли и Рона, они тут же набросились на них. Я облегченно вздохнул. Растянувшись на траве, я лежал и жмурился на солнце. ...
Послышался звук подъезжающей машины, все насторожились. Подъехал джип, из машины вышел Алекс и открыл багажник. Да, у Алекса такой же джип, как и раньше, только новый. Помню, Эмми любила заднее сиденье того старого джипа. 
Воспоминания прервал шум из дома. Звуки падающих предметов и бьющейся посуды заставили всех повернуться. Когда вошли в дом, на кухне увидели Стива, он лежал на полу, среди кастрюль и разбитой посуды раскинув руки. Лужа темной крови медленно растекалась по половицам. Молчание нарушил звук разбитого стекла, и в то же мгновение голова Берты разлетелась по стенам кровавыми красными брызгами. Джон бросился к Элизабет, но будто споткнувшись, рухнул лицом вниз. Вбежавшего Алекса пуля настигла в дверном проёме. Схватившись за живот, он сделал несколько шагов и упал на полку с обувью, зацепив плечом зелёную коробку, из которой посыпались клубки с разноцветными нитками и раскатились по полу. Я оглянулся на крик и тут же удар в плечо опрокинул меня на пол. Комната завертелась у меня перед глазами. 
Очнулся от всхлипываний. Элизабет, свернувшись клубком, лежала в углу и дрожала всем телом. Тупо смотрел на её трясущиеся руки, которыми она закрывала лицо, на белое платье, забрызганное кровью. Пошевелился и вскрикнул от острой боли в плече. Элизабет открыла лицо, взгляды наши встретились.
- У тебя кровь на щеке, - странно спокойно сказала она, уставившись на меня своими огромными чёрными глазами.
- Ты ранена? - спросил я тихо.
- Нет, вроде.
- Тогда помоги мне.
Она подползла ко мне, и перетянула мне руку какой-то тряпкой. Я подвигал осторожно пальцами раненной руки. Кость не задета.
Немного полежали у стены. Когда боль немного утихла, на четвереньках перебрались в соседнюю комнату.
Нэт сидел на стуле с запрокинутой головой, вернее с тем, что от неё осталось. На полу в крови лежали обе хозяйки дома. У одной из них в руке было одноствольное ружьё. «Даже не успел узнать, как их зовут», - подумал я.
Кровь медленно стекала по руке Нэта и капала на пистолет, лежавший на полу, огромный пистолет с глушителем, какие показывают в фильмах, чтобы щекотать нервы обывателям. Я протянул руку к нему, но тут же отдёрнул. Внезапно пришедшая мысль остановила меня: - «Всё это сделал, Нэт! Но зачем? Зачем?!»
Мы сидели на полу, прислонившись к большому старому шкафу. Кровь на пистолете Нэта засохла. В комнате стоял дым и запах подгоревшего молока. Щипало левую щёку. Пуля едва задев, обожгла её. Элизабет была всё-таки ранена. Платье с левого бока пропиталось кровью. Разрезал платье. Пуля, скользнув по ребру, прошла навылет. Кровь на ране уже свернулась. 
- Ерунда, царапина.
- В кухне, в белой коробке на полке медикаменты, - сказала она.
Вернувшись, увидел, что Элизабет сидит без лифчика, прикрывая маленькую острую грудь, правой рукой. Заметив мой взгляд, она набросила платье на худые колени. Осторожно обработав рану, перевязал её.
- Давай посмотрю твоё плечо, - сказала она.
- Попозже, кровь остановилась, хочу просто посидеть, - ответил я.
- Хорошо. Пойду пока умоюсь. Не смотри.
- Иди.
Свернув платье в комок, она вышла в коридор.
- «Нэт, Нэт, что ты наделал?!» - голова раскалывалась от обиды и боли, - «что теперь делать? Вызвать полицию? Идиот, прошляпил Нэта и мог поплатиться жизнью из-за своей глупой беспечности и невнимательности. Черт! Значит всё-таки секретные материалы о «красном тумане» исчезли тогда из дома 167 по улице Питерсона, не иначе.»
Вернулась Элизабет. В руках у неё был тазик с теплой водой и чистые тряпки. Она промывала мне рану своими тонкими руками с синими прожилками вен, а я сидел и смотрел на её бледные руки, чёрные свисающие локоны и вспоминал мать, как она, так же осторожно и медленно промывала мои мальчишеские раны и ссадины. Тонкие и нежные пальцы сделали своё дело. Через час я сидел с туго перебинтованным плечом в чистой рубашке.
- Зачем он это сделал? - спросила Элизабет, и глаза её наполнились слезами.
- Не знаю. Мы думали, что всё забыто, Нэту тогда досталось больше всех. Мы потеряли его и думали, что он погиб. Он никогда не рассказывал, что с ним произошло, когда вернулся.
Элизабет плакала. Она забилась в угол и закрыла лицо руками. Голова немного кружилась. Я вышел на улицу, надо было что-то делать. Перешагивая через Алекса, заметил у него на пальце кольцо, широкое, похожее на печать, с какой-то надписью по арабски. В его карманах нашел немного денег, ключи от машины и флешку. Вышел на улицу, осмотрелся, было тихо. 
На лужайке стояла плетеная бутыль с недопитым вином. Угли погасли. Мясо сгорело.

Шоссе было свободным. Редкие машины обгоняли наш «Форд». Элизабет спала на заднем сиденье. Перекусили в кафе на дороге и через несколько часов были дома у моей милой рыжеволосой Энн.
- Что случилось? – спросила Энн, увидев мою перебинтованную руку.
- Помоги, лучше девушке.
Ап! - Энн ловко подхватила из рук Элизабет выпавшую сумку.
- Меня зовут, Энн.
- Я, Элизабет.
- Идите девушки, сделайте кофе, пока ваш однорукий друг паркует эту "швейную машину" Форда.
Когда я вошел, девушки сидели обнявшись. Элизабет плакала.
Энн подняла голову, - Лизи мне всё рассказала, как ты? 
- Нормально, если это можно назвать нормальным. Повезло, что одна из хозяек дома умела обращаться с ружьём. Нэту не поздоровилось.
- Сволочь этот Нэт, - сказала Энн, - Пойду приготовлю вам чего-нибудь и поедем в больницу.
Теплый вечер, красное вино и нежная забота моей любимой сделали своё дело. Голова была окутана мягким туманом. Элизабет лежала на одной половине роскошоного углового дивана и смотрела в потолок, я сидел на другой, укутанный пледом и смотрел телевизор. Энн возилась на кухне.
- Ладно, ребята, пока оставлю вас. Уложи Элизабет в спальне, но только одну, - пригрозила пальчиком Энн, входя в гостиную - спальные принадлежности всё там же. Джулиан, уложи сначала Лизи, потом сам вырубайся! Приду поздно, спать ложись в гостиной.
- Ты куда?
- Улаживать ваши проблемы.
Накинув куртку, Энн упорхнула.
Проснувшись, я увидел, как Энн расставляет чашки. Было солнечное утро. Элизабет спала на моём плече, на том же диване в гостиной. Мы оба были заботливо укрыты пледом.
- Ну, расскажи ещё раз о своих друзьях поподробнее, и обо всех событиях этих дней, - сказала Энн, и налила кофе, - тебе со сливками?
- С мороженным.
Я рассказал Энн почти всё: о красном тумане, о городке Бриджстоун, о зелёном движении, в котором я принимал участие в свое время, всё что знал об Алексе, Стиве, Нэте, Майке, о моих новых знакомых: Джоне, Элизабет, Берте, девушке с зелёными глазами, у которой мы ночевали, обо всех событиях этих дней.
- Поживёшь пока у меня.
- Если я кому-то нужен, меня здесь легко найдут. Не хочу подвергать тебя опасности.
Энн усмехнулась, - ты уже у меня, а это значит, что я теперь тоже участник этой игры.
- Да, только это плохая игра. Или вовсе не игра.
- Сейчас придет прокурор Янковски. 
-Прокурор?
- Не бойся, он мой друг. Я была у него вчера, попросила его о помощи. Полиция уже была на месте преступления. В полиции тебя допросят завтра.
- Почему завтра? И откуда ты это знаешь?
- От Янковски. Всё и так предельно ясно, как сказал Янковски. А сегодня он хочет поговорить с тобой.
Раздался звонок в дверь.
- А вот и Янковски! Буди девушку. А я его встречу.
Янковски был рослый широкоплечий мужчина средних лет с жёсткими коротко стриженными чёрными волосами.
Допрос занял два часа.
Итак, - сказал Янковски, - подпишите эти документы и успокойтесь. Власти не имеют отношения к вашему преследованию. Вы стали невольными свидетелями аварии на заводе химических препаратов в Бриджстоуне в 2006 году. Дело это известное. Оно давно закрыто. Но последствия выбросов реактивов привели к необычным явлениям, опасным для людей. Кто Вами интересовался, и почему произошла трагедия с вашими друзьями, мы выясним. Но вам ничего больше не угрожает. Занимайтесь спокойно своей архитектурой. О вашей безопасности и безопасности девушки мы позаботимся. До свидания! У Вас отличная невеста, Джулиан, завидую! Возможно мы побеспокоим вас ещё, на днях. А пока отдыхайте. Элизабет поедет со мной.
-Так всё просто? - спросил я у Энн, когда он ушел.
- Далеко не всё так просто. Просто то, что Янковски занимается секретными делами правительства и он мой друг, и если ты не понял, то объясняю, что ты подписал документ о неразглашении имеющихся в твоём распоряжении сведений. А сведения эти секретные. Ты был участником событий, которые не должны были стать известны широкой публике. Ты невольно стал участником большой игры!
- И ты в этой игре?
- Да
- Почему?
- Я химик, работаю в специальной исследовательской лаборатории, которая была связана с теми событиями в Бриджстоуне в 2006 году, в ней разрабатывались специальные средства химической защиты от бактериологического оружия. Но это секрет, понял?
Энн села ко мне на колени.
- Понятно. А ты случайно со мной познакомилась?
- Нет, не совсем, но на фотке ты мне понравился сразу.
- На какой фотке?
- В твоём досье, дорогой мой защитник рек , лесов, полей! Я знала, что ты участвуешь в зелёном движении. Нам показывали фотографии активистов. Мы должны были знать, кого нам опасаться.
- О, боже! Ты работаешь на спецслужбы?
- Нет, угомонись, я просто химик и работаю на свою страну, - Энн поцеловала меня, - Сейчас поедем к доктору, смотреть твоё плечо. 
- Ты лучше любого доктора! А что будет с Элизабет?
- Получит другое имя и фамилию, и уедет на Запад, как сказал Янковски. О ней позаботятся, не волнуйся. Счастливчик!! Я люблю тебя! - щёлкнув меня по носу, Энн поднялась и направилась в спальню, - я переодеваться, поможешь мне?
Я успокоился. Нормальная жизнь возвращалась и манила меня в спальню нежным голосом моей любимой!
- «Стоп, но почему именно Нэт устроил нам кровавую баню? Что-то здесь не то», - нахмурившись, я сел на диван. Я только сейчас осознал то, что я, возможно, остался один в живых из всех моих друзей по несчастью. 
Ощупал карманы куртки, флешка и кольцо, которые я взял у Алекса, были на месте, - «Надо подумать спокойно обо всем. А Энн просто ошарашила меня своим признанием, о том, что она имеет отношение к «красному туману». Да, надо подумать, подумать. Не всё так просто». 
- Милый, ты где?
- Иду, мой оранжевый ангел. Иду…….
Утро было нежным. Энн была рядом. Просто тащусь от её рыжых волос. Тихо переложил руку Энн, поднялся с кровати и вышел из спальни,- «что же, посмотрим, что там, на флешке Алекса.»
На рабочем столе компьютера Энн красовался я, во всей красе своей спортивной фигуры.
- «Интересно, - на флешке были секретные файлы министерства обороны, переписка, списки лиц причастных к работе над препаратами, моей Энн в этих списках не было, - откуда это всё у Алекса? Но технических материалов о самом «красном тумане» не было»
Заурчал мобильник, - Доброе утро, милый Джулиан, у Вас всё в порядке?
Это был, Гарри Шефилд, мой связной, - да у меня всё в порядке, друг мой. У вас что-то серьёзное или так просто звоните?
- Ждём доклад, Милый Джулиан, - с издёвкой сказал Гарри.
- «Джулиан, Джулиан», - Гарри знает, как я ненавижу это имя, которое мне пришлось взять - Джулиан. Я в ЦРУ уже десять лет, архитектурная студия была просто прикрытием и хобби, рисовать я умел и любил с детства. За годы службы сменил много имён, но никогда не было большей неприязни к моему новому имени, чем сейчас.
Настоящий Джулиан в Гуантанамо уже три года и надеюсь, останется там навсегда. «Хлюпик, а туда же, борец за социальную и экологическую справедливость», - вспомнил, как его трясло на допросе, - «Раскололся сразу же, как перезрелая тыква. Сдал всю свою вегетарианскую команду с потрохами».
- «Итак, что мы имеем? Все участники той поездки в Бриджстоун - трупы и один пропавший без вести. Раскручивать надо связи Алекса и искать пропавшего Майка. Нэт, тоже фрукт ещё тот, где он пропадал в Бриджстоуне, тогда в 2006? Пришел за час до отъезда из города и ни слова, типа в шоке. Майк был просто никакой. И сейчас, наверное, испугался до смерти и трясётся под какой-нибудь юбкой. Его надо искать. Раз трупа не нашли, значит он жив. Он и там, в Бриджстоуне, почти не выходил из машины, хитрый трус».
- Милый, - Энн обняла меня сзади, - почему сбежал от меня? Видел, какой ты красивый у меня на компе?
- Да, даже неловко стало.
- В жизни ты ещё интереснее, не думала, что архитекторы такие сексуальные, - Энн встряхнула головой, поправляя волосы, и поцеловала меня.
Я повернулся, обнял её, поцеловал её грудь, - люблю смотреть на тебя, когда ты вот так ходишь по квартире без одежды, иди в кроватку, ты меня завела. Закрою комп и отдамся в твои ручки.
- А что ты смотрел?
- Флешка Алекса, много интересного, забыл сказать о ней твоему прокурору, - сказал я и шлёпнул её по попке.
- Он не мой, пойдем, ревнивец, - Энн дёрнула меня за ухо и упорхнула.
- «Да, Энн прелесть, женюсь на ней и перейду на работу в офис, хватит приключений, только ласки моей рыжей девочки, добропорядочная семейная жизнь и детки. Энн хочет мальчика. Каким я буду папой, интересно? Никогда не думал, что женщине удастся меня приручить. С Энн, как-то всё не так, как с другими. Когда работа связана с риском, либидо на запредельном уровне, без женщин невозможно восстановиться, по крайней мере, мне и Джеймсу Бонду. Но, Энн!! Энн сделала меня нежным и мягким. Ни с кем я суси-пуси в постели обычно не разводил, был самцом, одним словом. Но с этой рыжей милой девчонкой всё по-другому. Когда вижу её, всё внутри тает, как мороженное в жару. Гарри говорит, что это первый признак импотенции. Злой завистник. Всё, это последнее моё оперативное дело. Хочу спокойной жизни. Дай бог распутать этот клубок до нашей свадьбы. Свадьбы, свадьбы, только что будет, когда она узнает кто я на самом деле? А стоит ли ей, вообще, об этом знать?»
- Джулиан! Ты идёшь? – голос моей милой прервал мои мысли.
- Бегу! Моя нежность!
Прошло три дня.
Шеф был не в себе, когда я вошел в кабинет.
- Наконец-то, Том, докладывай, как ты облажался. Том, восемь трупов, и ты был бы девятым. Что ты творишь? Ты расслабился, Том! На верху все в шоке! Видимо, секретные материалы о «красном тумане» всё-таки были у кого-то из этих твоих экологов. Нам не простят, если они окажутся у русских или китайцев.
- Особенно нечего докладывать, ищу в связях Алекса зацепки, - ответил я, - кстати, проверили Нэта и узнали, кто такой этот прокурор Янковски, и почему он ошивается вокруг моей Энн?
- Проверили Нэта, ниточки ведут к китайцам, хотя достоверно пока не известно работал он на них или они просто пасли его. Янковски просто баран из госдепа, волочится за твоей подругой Энн, пока безуспешно, не волнуйся.
- Есть идея. Пусть меня обвинят в этом убийстве и объявят в розыск. Попробуем так выйти на заказчиков. Майка Эванса, ищете?
- Идея не подойдет, Том, твой милый тёзка, Джулиан, должен быть чист и незапятнан, как девочка Мэри. Не нашли твоего Майка, ищем. Жены его тоже найти не смогли. Соседи сказали, что она уехала к своей матери на две недели. Куда, не известно.
- Это плохо. Майк ключик к тому, что произошло. Он знает намного больше, чем кажется. Он свалить еще не успел. Я думаю сел на дно.
- Я тоже думаю, что Майк Эванс не простой тип, слишком мало информации о его жизни. Нет родственников. На работе ни с кем близко не общался. Экологи народ тусовочный, а он как-то в стороне. Что-то с этим Майком не так.
- Ищите, должны быть контакты в Европе. Он часто звонил в Париж.
- Начальство торопит, подумай, как побыстрее добить это дело. Информация о «красном тумане» не должна уйти за рубеж. Последний из этой тусовки, кто знает слишком много о «красном тумане», это Майк Эванс. Его нужно найти, живого или мертвого.
- Шеф, это последнее дело, в котором я участвую как агент. Переведи меня в офис, мне всё надоело, надоело это дурацкое имя, надоели эти зелёные тусовки с идиотами!
- Не волнуйся, Томми, Джим разрабатывает новую операцию, в которой будет задействован настоящий Джулиан, его как раз готовят. Поэтому тебе не придется долго носить его имя. Максимум несколько месяцев.
- К чему его можно приготовить, какой толк может быть от этого сопливого хлюпика?
- Большой толк, если всё получиться, к тому же, ему ничего делать, особенно, не придется. Всё сделают ребята Джима.
- А я? Что со мной? Смогу я, наконец-то, жить под своим настоящим именем или нет? Энн не знает, что меня зовут Том Томсон, хотя должна вот-вот выйти за меня замуж. Я хочу, чтобы она звала меня, Томом! Черт возьми!
- Успокойся, Том, это нервы. Тебе придется немного отсидеться, полгодика, год в тихом месте. Ты же жениться надумал. Вот мы и устроим тебе длительный медовый месяц за казенный счет. Не подумай плохого.
- Упрячете куда-нибудь в глушь. Я в офисе хочу работать.
- Заканчиваем это дело с «красным туманом» и потом будет видно. Без работы не останешься. Обещаю, будет интересно. А в офис тебе ещё рано перебираться, пойми, ты просто устал. Поработай еще пять лет и перейдешь в офис на моё место, тебя ценят, а я на пенсию. Подумай, не торопись.
- Ладно, сколько у нас времени?
- Месяц, не больше. Нужны гарантии того, что информация о «красном тумане» не ушла кому не надо.
- Сами поторопитесь, ищите Майка.
- Том, мы надеемся на тебя. Ты быстрее нас его найдешь среди этого зелёного сброда экологов. Да, всё, что нарыли по делу, у Элис, забери. Всё пока, жду через три дня.
Злой я вышел из офиса. – «Ладно, может шеф и прав, зачем торопиться? В активных операциях меня вряд ли будут задействовать. Посмотрим чем всё это кончится».


Снились ромашки, мать, солнце, брызги воды. Иван проснулся. Было ещё темно, рядом, закутавшись в одеяло, спала его любимая женщина. Он не помнил точно, как это началось, Мэри просто вошла в его жизнь и стала частью его самого.

Прошло восемь лет с тех пор, как Иван Иванов стал Майком Эвансом. Русский разведчик-нелегал. Это были не простые годы. Два года ушло только на то, чтобы научиться говорить и думать, как американцы. Все эти годы – это годы тяжелой кропотливой работы, порой на грани провала, работы, такой, как и тогда в Бриджстоуне. Жизнь разведчика-нелегала захватила его полностью, практически не было свободного времени, только активная самозабвенная работа, работа, работа.
Бриджстоун, городок, в котором министерству обороны США пришлось применить новое средство борьбы с биологической угрозой. При транспортировке штамма вируса CSS234 в лабораторию корпорации «Д-ЭНКО» для экспериментов, произошла утечка. И для того, чтобы уничтожить смертоносный вирус, было использовано новое аэрозольное средство борьбы – так называемый, «красный туман».
Нужно было достать образцы этого красного тумана. И Иван сделал это с помощью группы активистов зелёного движения. Вся группа понимала важность их миссии, и каждый с особой ответственностью делал своё дело, но никто из членов группы не знал истинных целей операции, и не подозревал, что работает на русскую разведку.
Дело было сделано, и сделано хорошо, но, судя по последним событиям, не закрыто. Все члены группы: Джулиан, Алекс, Стив, Нэт, Маргарет, Эмми, Эрика, Салли и Рон - были членами экологической ассоциации «ЭКО - факт» и не догадывались о том, что Майк Эванс, их коллега, был на самом деле секретным русским агентом Иваном Ивановым.
Гораздо позже удалось выйти на лабораторию, в которой создали «красный туман» и устроить в эту лабораторию Энн Чипман, теперешнюю невесту Джулиана А.
- «Что же произошло?» – думал Иван. – «Прошло слишком много времени с тех пор. И, тем не менее, кто-то лезет в это дело. Кто и почему?»
На эти вопросы придётся ответить в самое ближайшее время. А времени-то для этого нет, судя по всему.
Мэри заворочалась, подняла голову, – Который час?
-Рано ещё, спи, - ответил Иван и погладил её пушистые волосы.
- Жаль, что так получилось, - сказала Мэри.
- Да, жаль, теперь надо подумать о нас.
- Что ты имеешь в виду, Майк? – спросила Мэри, протирая глаза.
- Думаю, нам надо уехать в Европу на время.
- Это нереально.
- По крайней мере на месяц, пока ситуация не прояснится.
Мэри села на кровати, встряхнула свои рыжие волосы, - обсудим за завтраком, пойду что-нибудь приготовлю, мой герой.
- Да, хочу есть!
Утро нежно проникало сквозь жалюзи, растворяя ночные сумерки. Потянувшись, Иван встал и пошел умываться. Он слышал, как Мэри тихо вошла в ванную комнату.
- Ма-а-йк, можно подсмотреть? – она заглянула в душевую кабину.
- Можно, если не боишься промокнуть, - Иван брызнул на неё водой.
Мэри отпрыгнула, - Завтрак на столе!
- Я быстро!
Иван смотрел, как она ела, и его сердце наполнялось нежностью, той телячьей нежностью, которой больны все влюблённые. Он мог бы часами смотреть на Мэри, на её рыжие роскошные волосы, её глаза, улыбку. Он любил её так, как любят в первый раз, той нежной трепетной мальчишеской любовью. Учёба в университете, разведшкола. На любовь не было времени. Иван не думал найти её здесь, в Америке. Увидев друг друга в первый раз, они взялись за руки и улетели вместе в Любовь.
- Спасибо, всё было очень вкусно, - сказал Иван-Майк.
Мэри встала из-за стола и налила кофе.
Раздался звонок в дверь. Они невольно посмотрели в глаза друг другу. Кто бы это мог быть?
Мэри тихо встала и подошла к двери, посмотрела в глазок. За дверью стояла рыжеволосая девушка в спортивном костюме. Мэри посмотрела на Майка. Майк кивнул. Мэри открыла дверь.
- Вам кого? – спросила она, еле скрывая волнение.
- Мне нужен Майк Эванс, у меня для него два билета в Париж.
- Входите.
Девушка вошла. Это была Энн Чипман. Девушки стояли и с интересом разглядывали друг друга, Энн и Мэри - обе стройные и рыжеволосые, они были очень похожи друг на друга.
«Прикольно», - подумал Иван, - «как две сестры»
- У меня два билета в Париж для вас от вашего друга, - сказала Энн.
- Проходите, присаживайтесь, - сказал Иван.
Мэри вышла.
- Спасибо. Только рассиживаться особенно некогда. Вас ищут. Все ваши товарищи убиты. Остался в живых только Джулиан Ассадж, и то совершенно случайно, - и Энн рассказала Ивану всё, что ей было известно.
- Да, Мэри, познакомься, это Энн, - сказал Иван, когда Мэри вошла с подносом.
- Угощайтесь! – сказала Мэри, поставила поднос на стол и протянула руку. - Очень приятно с Вами познакомиться.
- Нам надо срочно уходить, Мэри, давай собирать наши вещи.
- Мне тоже пора уходить, во дворе стоит машина для вас, вот ключи, - Энн положила ключи на стол и пошла к выходу.
Но она не успела сделать и двух шагов, как дверь с треском упала на пол. В комнату ворвались несколько человек в масках. Они набросились на Майка и девушек.
Когда Иван очнулся, он почувствовал, что привязан к стулу. Открыл глаза.
- А, дорогой друг, наконец-то вы пришли в себя. Мы уже хотели было доктора вызывать, - обратился к нему незнакомец в маске.
- Что вам нужно? Кто вы?
- Ничего особенного нам не надо, мистер Эванс. Расскажите только о «красном тумане» и передайте нам материалы, которые вы вместе со своими дружками вывезли из Бриджстоуна в 2006 году.
- Я ничего не знаю.
- Это мы предвидели, друг мой. Шансов у вас нет. Если передадите нам материалы, вас и ваших рыжеволосых подруг отпустим. Они сёстры? Вы нам не нужны. Нет? Пеняйте на себя, пощады не будет.
- Мне надо обдумать ваше заманчивое предложение.
- Хорошо. Посидите, подумайте, - сказал незнакомец и вышел из комнаты.
«Это не ЦРУ и не ФБР, какой-то левак, надо что-то придумать. Не похоже, что они знают кто я на самом деле, и уж точно не знают кто такая Энн, что она именно тот человек, кто им нужен. Навыки у них есть, но не профессионалы. Ладно, поиграем в эту игру», - подумал Иван, пытаясь ослабить связанные руки.
Прошло, наверное, несколько часов. Открылась дверь. В комнату вошли Энн и Мэри, вслед за ними вошел незнакомец с пистолетом в руке.
- Присаживайтесь, дамы, - он махнул дулом пистолета в сторону стульев, стоявших у стены, - Ну, мистер Эванс, что вы надумали?
- Гарантии какие?
- Вот это деловой разговор, я так и думал, что вы умный человек. Гарантий нет, как вы сами понимаете. Но хочу вас заверить ещё раз, если отдадите то, что мы просим, мы вас отпустим. Установки вас устранить не было. А нам всё равно. Живите.
- Мне нужно в туалет.
- Нет проблем. Если мы договорились.
- Договорились, но у меня довольно малозначительные сведения.
- Нужен диск с информацией, который вы получили на улице Питерсона в доме 167 в Бриджстоуне. Он у вас?
- Диск был у Алекса, руководителя нашей группы.
- Не врёте?
- Зачем мне врать. До того, как вы меня похитили, я был в министерстве обороны. Меня допрашивали. Я всё им рассказал, что знал. Но руководителем группы был Алекс Болдуин. Диск у него. С меня взяли подписку и отпустили.
- Возможно. Пока мы проверяем ваши слова, вы побудете здесь, у нас в гостях. Можете развязать его, - незнакомец обратился к девушкам
- А туалет в углу, - он показал на ведро и вышел из комнаты.
Прошло еще несколько часов. Все сидели молча. Загремел засов на двери и в комнату вошли несколько человек. Все были в масках.
- Ваш друг, Алекс Болдуин, мертв, - сказал незнакомец, - и вы, похоже, знали об этом. Тяните время?
- Нет. Откуда мне знать? Мы не виделись почти два года.
- Процесс затягивается и затягивается он у вас петлей на шее, Майк. Нам нужен диск. Думайте! Если мы его не получим, вы отсюда живыми не выйдите.
- Я был не один в Бриджстоуне, были другие члены группы.
- Мы в курсе, только все они мертвы за исключением одного, Джулиана Ассаджа. Он исчез. Майк, давайте решим эту головоломку так, чтобы ваша голова и головы ваших подружек остались целы! У нас мало времени, нас торопят. Нужен диск!
- Я не вру, диск был у Алекса. Если он мертв и мертвы другие, ищите Ассаджа, может диск у него, или он знает, где он.
Энн и Мэри сидели молча у стены. Иван встал, - Я готов сотрудничать с вами.
- Хорошо, идемте со мной, а девушки пока остануться здесь, - сказал незнакомец.
И они вышли из комнаты.
- Как ты думаешь, мы сможем освободиться? – спросила Мэри.
- Майк будет делать для этого всё возможное, - ответила Энн, взглянув на часы, которые висели на стене.
- Ты давно знакома с Майком?
- Нет, не очень, встречались несколько раз на симпозиумах по экологическим проблемам. А ты, давно с ним?
- Да, я люблю его, а у тебя есть друг?
- Есть, и даже жених, мы собираемся пожениться.
- Он будет обеспокоен твоим исчезновением?
- Возможно, если заметит. Он очень занятой человек и может вспомнить обо мне только через несколько дней.
- Что же делать?
- Пока нам особенно ничего не угрожает, мы заложницы. Плохо только, что нас двое.
- Почему?
- Одну из нас могут убить или искалечить, чтобы надавить на Майка.
- Ты так спокойно говоришь об этом?
- Такой характер.
- Нет, я так не могу, меня сразу трясти начинает.
- Успокойся, ты будешь на закуску, однозначно.
За дверью послышался какой-то шум, девушки притихли. Дверь открылась и вошел незнакомец. Он сказал, - ваш друг будет отсутствовать несколько дней, а вы будете жить здесь. Ведите себя адекватно, не разговаривайте с моими людьми, иначе можете поплатиться за это. Они ребята безбашенные. Всё понятно?
- Понятно, - сказала Энн, - если нам что-нибудь понадобиться?
- Стучите.
- Хорошо.
Незнакомец, развернулся и вышел. Энн заметила старый шрам от рваной раны на его левой руке и большой массивный перстень на пальце, когда он закрывал дверь.
А в это время Майк Эванс, он же русский разведчик Иван Иванов сидел за столом и пил кофе со своими похитителями.
- Мистер Эванс, что вы предлагаете? – спросил седой пожилой мужчина низкого роста в серой куртке.
- Я предлагаю найти Джулиана Ассаджа. У меня нет того, что вы ищете, но в сложившейся ситуации я готов сотрудничать с вами, и попытаюсь вам помочь.
- Вы понимаете, что мы похитили вас неспроста. Ситуация осложняется тем, что ваши коллеги убиты неизвестными нам людьми, которым тоже нужен «красный туман». Мы не тронем вас и ваших девушек. Вы только должны приложить для этого максимум усилий. А женщины останутся в заложниках. Сегодня мы их вывезем в другое место. Вы же под нашим наблюдением займетесь поиском диска с информацией о «красном тумане». Надеюсь на ваше благоразумие.
- Когда я могу начать работать в этом направлении?
- Вы уже начали, сейчас вы с нашими людьми поедете в город на конспиративную квартиру, там наметим план действий и завтра приступим к его осуществлению.
- Хорошо.
- Тогда в путь.
И Майк Эванс в сопровождении шести человек вышел из комнаты.

 продолжение следует.........